Все будет хорошо!

 

001234

Женский терроризм в наше время в России принял новые формы, окрашенные в религиозные цвета ислама. Исследователи выясняют, по своей воле женщины идут на убийства невинных людей или это следствие дискриминации.

В новейшей истории России терроризм имеет женское лицо. Достаточно вспомнить акцию захвата заложников в Москве в 2002 году во время спектакля «Норд Ост», взрыв в июле 2003 года во время музыкального рок-фестиваля на аэродроме в Тушино, совершенный двумя шахидками. Далее теракт возле гостиницы «Националь», где взрывное устройство было приведено в действие женщиной-шахидкой. В 2004 году произошли взрывы двух самолетов Ту-154 и Ту-134, которые, по версии Генпрокуратуры также были совершены шахидками, еще был теракт на станции метро «Рижская» в Москве в августе 2004 года. В 2010 году при участии смертниц были осуществлены подрывы в столичном метрополитене. Это только громкие события, затронувшие столицу. В масштабах страны количество терактов с участием «слабого пола» гораздо больше.

 

Всем понятно, что шахидки появляются среди женщин исповедующих ислам. Но так ли их участие в терактах обусловлено верой? Очевидно, что в мусульманских странах ислам пронизывает все сферы жизнедеятельности. Ко всему прочему, эта религия способна навязывать обществу гендерную идеологию, в которой для женщины выделено далеко не первое место. Речь идет не только о каких-то религиозных ритуалах, как то, что женщины не могут посещать похоронные процессии, заходить в основное помещение мечети, быть служителем культа и так далее. На базе такого рода патриархальных представлений рождаются мифы, догмы и концептуальные схемы, которые дискриминируют женское начало на фоне мужского.

 

Во-первых, женщине в догмате о сотворении мира предопределяется роль собственности мужчины, полученной им во владение от Аллаха. Во-вторых, основное предназначение женщины состоит в исполнении биологической задачи: приносить сексуальное наслаждение мужчине и воспроизводить потомство.

 

В-третьих, признание женской природы как существа «недостаточного», эмоционального, нерационального, ограничивает возможности женщин частной сферой и исключает из общественной. В-четвертых, институт полигамии делает почти невозможной процедуру развода по инициативе женщины и наоборот, достаточно простой, если она затевается по инициативе мужчины.

 

В-пятых, с помощью разнообразных форм контроля, начиная от предписаний в одежде и заканчивая нормами отношения к мужчине как к господину, женщине четко определяются границы дозволенного и недозволенного с позиций доминирующей мужской культуры. Таким образом, мусульманской женщине предопределена домашняя сфера, а в круг ее обязанностей входит забота о доме, муже и детях.

 

Тогда не понятно, что заставляет женщин становиться смертницами. Возможно, это следствие того, что воспитанная в духе покорности мужчине она готова выполнить любую мужскую волю. В этой связи религия играет чрезвычайно важную роль в запрещении или участии женщин в террористических действиях. В целом ортодоксальный ислам старается выразить свое негодование по поводу женского терроризма, но в ряде стран руководители экстремистских организаций издали специальные постановления, разрешающие женщинам участвовать в террористических актах.

 

Фундамент покорности стал благодатной почвой для взращивания террористических идей. Среди  мотивов исследователи выделяют потерю близкого человека, мужа или брата. В таком случае вопрос о женском терроризме сводится к возможной манипуляции женским отчаянием, беспомощностью со стороны мужчин, стоящих во главе сети террористических организаций. Психологи следующим образом комментируют эту ситуацию: «Это, возможно, объясняется той социально-психологической ситуацией, в которой оказались террористки-смертницы. Получив сильнейшую эмоциональную травму после гибели человека, который был дорог, женщины видят смысл оставшейся жизни только в отмщении, тем самым становясь идеальным материалом для обработки идеологами ваххабизма».

 

Женщинам, как и мужчинам, свойственны одинаковые мотивы участия в террористических актах: например, защита страны, родины, месть за близких и тому подобные. Отсюда и названия террористок, близкие по смыслу образам мужчин-террористов: «шахидки», «черные вдовы», «женщины-камикадзе» и другие. Эксперт по терроризму Уолтер Лакер пришел к выводу, что женщины-члены террористических структур, как правило, более мужественны, более преданны идеалам и целям организации и более фанатичны. Сторонники подобной точки зрения используют биологический подход и сравнивают социальное поведение с зоологической целесообразностью. В качестве примера рассматривается поведение многих женских особей, добывающих пищу и убивающих своих жертв, или же как «акция отчаявшихся женщин», потерявших веру во все и ненавидящих весь мир.

 

При исследовании женского терроризма существует точка зрения, согласно которой участие женщин в террористических актах обусловлено стремлением к обретению собственной идентичности, когда, заплатив такую цену, женщина способна уравняться с мужчиной в общественной сфере. Специалисты университета американского штата Нью-Йорк в своем исследовании «Межрегиональные тенденции женского терроризма» полагают, что во многих странах и регионах планеты именно невозможность участвовать в обычных формах политической деятельности толкает женщин к терроризму. Женщины невлиятельны, а их роль в жизни незаметна.

 

Именно эта «незаметность» делает женщин особо привлекательными для террористов. Неприятие обычной модели женской судьбы указывает террористке путь к обретению смысла существования. Через собственную неудовлетворенность она стремится к новой идентичности. Стать членом организации значит преодолеть отчужденность, почувствовать себя частью «целого», покончить с разорванностью существования, перейти к «подлинной» жизни: «Ты оставляешь мать, идешь стрелять, но делаешь это, чтобы жизнь имела смысл... Таким образом, ты находишь материальное воплощение своему отказу». Возможно, следуя этой логике, для террористки этот вид самореализации и означает «переход в подлинную жизнь» - в сферу террористической деятельности.

 

Однако, на взгляд исследователей, в применении к исламскому миру такой подход не соответствует его догматам. На самом деле, в традиционном исламе отношение к самоубийцам отрицательное, во-первых, и, во-вторых, согласно исламу женщина имеет возможность войти в рай, не совершая героических поступков. Так, в Коране сказано «Войдите в рай, вы и ваши жены, будете ублажены». Таким образом, вопрос о вхождении в райские долины решается и без террористического акта. Однако есть и вторая часть условия пребывания в раю: оно возможно только для женщины, покорной мужу или мужчине: «Любая покойная женщина, муж которой был ею доволен, войдет в рай». Исполнение воли мужчины - это путь женского духовного совершенства, которое может сделать ее равной по добродетельности мужчине и открыть перспективы райской жизни. Мужчина оказывается не только целью женской жизни, но и средством к достижению совершенства.

 

Террористам очень выгодно использовать мусульманских женщин, воспитанных в атмосфере покорности и подчинению мужчине, в своих целях, а общество оказалось не готово к такому проявлению антигуманизма. Рекрутирование женщин имеет особую функцию в условиях террористической войны. Именно потому, что от женщин не ожидается исполнение подобной роли, их используют в качестве живого оружия.

 

Очень важно отметить, что не всегда женщина готова к свершению теракта по собственной воле. Распространенным приемом террористов выступает применение различных психотропных материалов, следы которых, согласно данным экспертиз, обнаруживались почти у всех смертниц, совершивших теракты в России. Именно тогда, когда рассудок потенциальной смертницы затуманен наркотиками, с ней и начинают вести разговоры о том, как хорошо и почетно взорвать «неверных» и прямой дорогой «пойти в рай».

 

Источник

Зло рядом с нами!

frffwew

ТЕРРОРИСТ – ЭТО НЕ ЧЕЛОВЕК!
ТЕРРОРИСТ – ЭТО НЕ ЖИВОТНОЕ!
ТЕРРОРИСТ – ЭТО МАЛЯРИЙНЫЙ КОМАР!
УВИДЕЛ. НЕ БЕРИ В РУКИ. ЗОВИ ПОЛИЦИЮ!

Телефоны экстренных служб в Республике Алтай

Пожарная: 01
Полиция: 02
Скорая помощь: 03
Аварийно - диспетчерская служба газа: 04
Аварийно - диспетчерская служба Горэлектросети: 05
МЧС:  2-37-58
Управление ФСБ РФ по Республике Алтай: 2-21-60


Единый экстренный канал помощи:
Для любых операторов мобильной связи 112
МТС 112
Билайн 002
Мегафон 02 (или 020)
Скайлинк 02
Tele2 Россия 020
НСС 02 (или 020)
Сотел 112
ETK 112