Все будет хорошо!

01 77

 

«Шесть взрывов, направленных против христиан, произошли 25 декабря в день празднования католического Рождества в Нигерии. Ответственность за теракты взяла на себя радикальная исламистская группировка «Боко харам» («Западное образование – грех» в переводе с языка хауса).

В Джосе, расположенном в центре Нигерии, на границе мусульманского севера и христианского юга, уже несколько дней распространялись листовки «от имени мусульманского населения штата Плато». В прокламациях с угрозами терактов против церквей и других объектов обозначена 21 цель, по которой террористы намерены нанести удары»[1]. Читая сообщение одного из средств массовой информации о терактах в Нигерии, начинаешь улавливать достаточно противоречивую роль СМИ в вопросах освещения событий такого рода. Всего два абзаца. По прочтению первого возникает мысль, что действия террористов направлены исключительно против христиан. Читая дальше, осознаешь, что террористическая группировка принадлежит к так называемым «исламистским». Невольно начинаешь думать, а нет ли здесь желания столкнуть две крупнейшие религии? При прочтении второго абзаца, становится ясно, что помимо церквей, обозначена 21 цель. То есть информация носит явно упреждающий характер, с задачей посеять страх в обществе. Известно, что своих целей террористы добиваются лишь при условии широкого освещения в СМИ террористического акта. А если такую возможность исключить? Современные российские СМИ освещают проблемы противодействия терроризму достаточно противоречиво. С одной стороны, в соответствии с Конституцией РФ, каждый волен свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Безусловно, это важная часть нашей Конституции. Такие положения Конституции развиты в Федеральном законе «О средствах массовой информации». Этим-то СМИ и пользуются. Во-первых, они стремятся освещать события в интересах социума. Во-вторых, СМИ пытаются привлечь внимание к своей деятельности, ведь право сообщить первым среди средств массовой информации развито очень сильно. Если приводить примеры из западных СМИ, то достаточно вспомнить гибель принцессы Дианы, и ту цену, которую заплатили информагентства за право первыми опубликовать трагические снимки. Можно вспомнить и фильм «Крепкий орешек» с Б. Уиллисом в главной роли. Террористы захватили управление аэропортом, и это стало известно одному из пассажиров-журналистов, чем он и воспользовался даже с борта самолета, выйдя в прямой эфир телекомпании. Ведя репортаж в прямом эфире, информация стала доступной самим террористам. С другой стороны, СМИ могут развенчать миф терроризма и низвести на нет саму информационную составляющую террористического акта, а могут и сформировать имидж террористов и в другом ключе. К примеру, сочувствовать, или оправдывать их действия. Достаточно вспомнить первую чеченскую компанию и информационную деятельность телекомпании НТВ, подконтрольную тогда Б. Березовскому. В российском обществе даже велись политические дебаты по ограничению деятельности СМИ в период антитеррористических операций. Периодически они возникают и вновь. В апреле 2010 г., депутат от «Единой России» Роберт Шлегель внес в Госдуму законопроект, запрещающий СМИ в любой форме воспроизводить заявления террористов. Он заявил, что в закон «О СМИ» необходимо ввести поправку, которая не позволит журналистам распространять материалы от имени лиц, находящихся в розыске или осужденных по обвинению в причастности к террористической деятельности. По мнению депутата, новости о боевиках должны сводиться к сообщениям об их уничтожении[2]. В последствии, инициатива депутата поддержки не нашла. В тоже время в российском законодательстве есть ряд законов носящих ограничительную деятельность в распространении информации, при особых условиях. К примеру, в соответствии с 3-ФКЗ «О чрезвычайном положении» его положениями предусмотрено: ограничение свободы печати и других средств массовой информации путем введения предварительной цензуры с указанием условий и порядка ее осуществления, а также временное изъятие или арест печатной продукции, радиопередающих, звукоусиливающих технических средств, множительной техники, установление особого порядка аккредитации журналистов[3]. Ряд ограничений накладывают и Федеральные законы «О противодействии терроризму» и «О борьбе с терроризмом». К примеру, в соответствии со ст. 15 Федерального закона «О борьбе с терроризмом» наложен запрет на распространение информации, которая раскрывает специальные технические приемы и тактику проведения конттеррористической операции; способствует затруднению проведения операции и созданию угрозы жизни и здоровью людей; служит пропаганде или оправданию терроризма и экстремизма; сообщает о сотрудниках специальных подразделений, членах оперативного штаба по управлению операцией при ее проведении, а также о лицах, оказывающих содействие в проведении указанной операции. Как видно, российское правовое поле в вопросе регулирования поведения СМИ в период проведения контртеррористических операций и освещения событий не представляется таким уж незаполненным. Но, в тоже время стоит активизировать обсуждения на любых общественных уровнях по проблемам освещения в СМИ событий террористической направленности. Быть может, в настоящий период и нет возможности законодательно очертить деятельности СМИ в этом вопросе, но стоит попробовать свести деятельность СМИ на уровень норм и правил поведения в обществе. То есть в рамки, принимаемые и социально одобряемые большинством общества. Тогда у владельцев СМИ не будет ажиотажа в погоне за «горяченьким». канд. полит. наук Забузов О.Н.

Источник: http://scienceport.ru/content/protivorechivaya-rol-smi-osveshchenii-sobytii-terroristicheskoi-napravlennosti [1]

В Нигерии в Рождество исламисты взорвали шесть церквей // http://news.mail.ru/incident/7691645/?frommail=1 [2]

Сенаторы отказались ограничивать СМИ при освещении терактов // http://lenta.ru/news/2010/04/06/nocensor

Зло рядом с нами!

frffwew

ТЕРРОРИСТ – ЭТО НЕ ЧЕЛОВЕК!
ТЕРРОРИСТ – ЭТО НЕ ЖИВОТНОЕ!
ТЕРРОРИСТ – ЭТО МАЛЯРИЙНЫЙ КОМАР!
УВИДЕЛ. НЕ БЕРИ В РУКИ. ЗОВИ ПОЛИЦИЮ!

Телефоны экстренных служб в Республике Алтай

Пожарная: 01
Полиция: 02
Скорая помощь: 03
Аварийно - диспетчерская служба газа: 04
Аварийно - диспетчерская служба Горэлектросети: 05
МЧС:  2-37-58
Управление ФСБ РФ по Республике Алтай: 2-21-60


Единый экстренный канал помощи:
Для любых операторов мобильной связи 112
МТС 112
Билайн 002
Мегафон 02 (или 020)
Скайлинк 02
Tele2 Россия 020
НСС 02 (или 020)
Сотел 112
ETK 112