Все будет хорошо!

Законопроект, регулирующий порядок оказания оккультно-мистических услуг в сфере здравоохранения, внесенный в Госдуму Ильей Пономаревым был воспринят неоднозначно.

aaa0001

 

Само соседство термина «здравоохранение» с определением «оккультно-мистические услуги» уже вызывает у бывших советских граждан легкую оторопь – возвращаемся в средневековье? О том, нужен ли подобный законопроект и можно ли воспринимать оккультизм как услугу мы поговорили с экспертами.

 

 

С такими врачами и экстрасенсов не надо

aaa0002

Александр Дворкин, доктор философии, кандидат богословия, председатель Экспертного совета по государственной религиоведческой экспертизе при Министерстве юстиции РФ, профессор кафедры миссиологии Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, президент Центра религиоведческих исследований во имя сщмч. Иринея Лионского:

«Я не думаю, что этот законопроект будет принят Госдумой. Но он – начало разговора в правильном направлении. Вот только санкции за нарушение правил оказания оккультно-мистических услуг в медицине предусмотрены смехотворные. Ну что такое штраф от двух до десяти тысяч рублей для отрасли с годовым оборотом в миллиарды долларов! Тем не менее, принципиально важно, то, что этот разговор хоть как-то, но начат.

 

То, что появилось понятие “оккультно-мистические услуги” в законопроекте, это хорошо. Потому что хотим мы этого или не хотим, но эти услуги существуют и существуют повсюду, это – реальность. Но я не представляю себе ситуации, чтобы в Германии или во Франции забор напротив онкологического центра был обклеен объявлениями: “Лечу рак силой Святого Духа” или “Продвинутая энергетика – гарантированное излечение” и т. д. Там этот сектор регулируется законодательно. Эзотерическая публика и экстрасенсорная шушера там, конечно, есть – куда же без нее, но у них своя, достаточно ограниченная ниша. Подлавливать людей, которые переживают горе, вот так, напрямую, цинично и нагло, им никто не позволит.

 

Оккультные услуги – это, прежде всего, мошеннический бизнес. Нажива на страхах, суевериях, на отчаянии, болезни. Люди в тяжелой ситуации готовы ухватиться за соломинку. Честертон говорил, что если человек не верит в Бога, он начинает верить во все остальное. А из советского человека 70 лет вытравливали веру в Бога. И в момент тяжелых испытаний для таких людей самое главное – вернуть здоровье, сохранить жизнь.

 

Приворот-отворот – это скорее услуги псевдопсихологического свойства – человек, который об этом задумался, находится в стрессовой ситуации. Тот, у кого все хорошо, к экстрасенсу не пойдет. Но если человек страдает от неразделенной любви, ревности, одиночества - ему предлагают средство, возникает искушение воспользоваться предложением.

 

Разговор о рынке оккультных услуг поможет сдвинуть ситуацию с мертвой точки. Сейчас для экстрасенсов, магов, колдунов, целителей, астрологов и т.д. – полная свобода, и они делают, что хотят. И люди, которые со столь праведным возмущением накинулись на Пономарева – дескать, он хочет легализовать оккультные услуги, мракобесие, кошмар! – в конце концов, заболтают все дело и все останется, как раньше, т.е. полная свобода для шарлатанов и мошенников. Недовольны законопроектом – так там есть над чем поработать, несомненно – так исправляйте его или предлагайте свой. Так ведь все возмущаются, а никто ничего не предлагает.

 

Между прочим, в новом законе о здравоохранении, который столько обсуждали, есть несколько очень опасных умолчаний, которых почти никто не заметил. Например, исчез запрет на массовое целительство. В предыдущем законе этот запрет был, а в новом его нет. Нет запрета на использование медицинских методик и препаратов, которые не прошли апробации в соответствующих органах. То есть если по старому закону какая-нибудь Антоненко, “лечившая” рак “заряженной” водой, понесла за это ответственность, то по новому закону ее за это привлечь не удалось бы.

 

Незадолго до появления нового законопроекта в Москве была арестована банда экстрасенсов, за короткое время ограбившая людей по меньшей мере на 200 млн рублей. Страждущих они “лечили” по телефону. Я был на записи ток-шоу, посвященного этой теме. Среди гостей в студии был врач-онколог. Пока мы ждали начала, я слышал, как этот доктор советовал полицейскому, который сидел рядом со мной, лечить ячмень с помощью четырех иголок, воткнутых крестообразно в оконную раму и некой особой молитвы, которую нужно прошептать, обратившись к этим иголкам. И это практикующий врач, с дипломом! С такими врачами и экстрасенсов не надо.

 

Почему не стоит ходить к экстрасенсам? Во-первых, потому что они вас обманут и выманят деньги. Для далеких от Церкви людей это может стать основным аргументом против. Что касается лечения, то оно не получится. “Вылечат” вас только от психосоматики, эффект плацебо всем известен. Но если заболевание органическое, вы его только запустите и потеряете время. По моему убеждению, подавляющее большинство этих людей – самые обыкновенные шарлатаны и мошенники, которые умеют работать с людьми. Не исключено, что небольшой процент из них действительно связан с темными силами, что, впрочем, не исключает того, что они тоже мошенники.

 

На ток-шоу говорилось о том, как современные экстрасенсы собирают информацию. Они нанимают хакеров, которые взламывают электронную почту клиентов. Так они вооружаются знаниями в человеке. Из его писем они узнают, чем он живет, о чем думает, и при встрече поражают его своей проницательностью. Раньше экстрасенсы платили за такую информацию соседям, теперь все гораздо проще.

 

Если бы этот законопроект был принят, на телевидении сейчас не было бы шоу экстрасенсов. Не было бы их рекламы на самых заметных страницах газет и журналов. Конечно, если какой-нибудь гражданин хочет лечить свой насморк с помощью экстрасенсорики, запретить этого мы ему не сможем – все равно он отыщет свою “Снежану” или “госпожу Любу”. Но без рекламы сделать это ему будет куда сложнее. И вот то, что в законопроекте ограничивается список заболеваний, при которых можно оказывать оккультно-мистические услуги, – это очень правильно.

 

В законопроекте речь идет о контроле за оккультно-мистическими услугами со стороны медицинских организаций. Это условие кажется мне практически невыполнимым. Возможно, идея законопроекта в том и состоит: врачи откажутся, и экстрасенсы вообще не смогут никого принимать. Хотя, при наличии таких врачей, как тот, которого я видел на ток-шоу, я, пожалуй, не удивлюсь ничему».


К знахарю – поговорить?

aaa0003

Священник Григорий Григорьев, настоятель храма Рождества Иоанна Предтечи пос. Юкки, (Выборгская епархия), преподаватель Санкт-Петербургской православной духовной академии, заслуженный врач РФ, доктор медицинских наук, профессор кафедры медицинской психологии Северо-Западного государственного медицинского университета имени И.И.Мечникова

 

«Когда видишь “законопроект о порядке оказания оккультно-мистических услуг в сфере здравоохранения”, первая реакция – отрицание. Но, если вдуматься, то, наверное, какой-то закон в этой сфере нужен – лучше пытаться контролировать, учитывать и наблюдать, чем просто отрицать.

 

Парамедицина есть во всем мире. В нашем обществе оккультизм тоже существует, независимо оттого, нравится нам это или нет. Можно много говорить о разрушительной силе оккультно-мистических услуг, но я думаю, что человек, который внес этот законопроект, хочет,чтобы эти услуги хотя бы отчасти были взяты это под контроль, надеется ограничить вред и заставить шарлатанов нести какую-то ответственность. В законопроекте есть список заболеваний, которые не могут “лечить” экстрасенсы – это очень правильно. Сейчас больные с этими диагнозами страдают от колдунов больше всего.

 

Спрос на оккультно-мистические услуги – не только показатель кризиса медицины, но и знак того, что наши врачи разучились с пациентами разговаривать. Ведь больной ждет от врача не только рецепта, он хочет, чтобы его успокоили, дали надежду. У врача на это времени нет, да нет и желания, вот и идут люди к знахарям. Успешная гадалка или ведунья – психолог-практик, за это она свои три рубля и имеет.

 

На первый взгляд учет и регистрация колдунов и экстрасенсов – абсурд. Но если при выдаче лицензии требовать от целителей хотя бы справку о том, что они не стоят на учете у психиатра, даже одно это уже сильно улучшило бы ситуацию. Сейчас процент людей с психиатрическими диагнозами среди целителей очень высок. Я знаю немало случаев, когда люди с инвалидностью по шизофрении занимались этим видом помощи. Любая попытка регулирования на рынке оккультных услуг может стать благом, потому что сейчас там хаос.

К оккультным услугам лично я отношусь очень негативно. Сатана никого не может лечить, потому что он – повелитель державы смерти. Поэтому вся “лечебная” деятельность темной силы сводится к похоронным услугам, никаких других лечебных свойств у темной силы быть не может, это как в сказке о живой и мертвой воде. Лечить человека может только Господь, Который его создал. И сам человек, созданный по образу и подобию Божьему. У человека есть способность к саморазрушению и самовосстановлению, а еще у него есть способность к самовнушению. Оккультные деятели используют это, выдавая за свое воздействие. Фактически целители манипулируют человеком с целью получения выгоды. Целитель своей личностью может заслонить от человека Бога. Все эти услуги с духовной точки зрения могут оцениваться только по принципу – приближают к Богу, или удаляют от Него. Если человек, получив оккультно-мистические услуги, приблизился к Богу, нужно порадоваться что Господь, любящий Отец зло превратил в добро. Многие люди пришли к Православию через эзотерику, но рекомендовать этот путь нельзя, слишком он опасен.

aaa0004

Может быть, попытка регулирования оккультных услуг кого-то приведет к разуму. Запретный плод сладок, в некоторых ситуациях, отрицание – лучший пиар, колдун с лицензией это уже как-то скучно. А здравоохранение пусть работает в конкурентном режиме, чтобы медики понимали, что если не к ним, то к экстрасенсам пойдут».

 

Справка

Разговор о сертификации экстрасенсов начинают в российском парламенте не впервые. Поправка к закону о рекламе, запрещающая рекламу услуг магов и целителей, еще в 2010 году была в первом чтении принята Госдумой, второе чтение закона прошло в апреле 2011 года, однако поправки, ограничивающие деятельность экстрасенсов, до сих пор не приняты.

Поправки к законам, ограничивающие рекламу экстрасенсов, приняты на Украине в 2012, в Белоруссии – в 2008 году.

 

 

Источник

Зло рядом с нами!

frffwew

ТЕРРОРИСТ – ЭТО НЕ ЧЕЛОВЕК!
ТЕРРОРИСТ – ЭТО НЕ ЖИВОТНОЕ!
ТЕРРОРИСТ – ЭТО МАЛЯРИЙНЫЙ КОМАР!
УВИДЕЛ. НЕ БЕРИ В РУКИ. ЗОВИ ПОЛИЦИЮ!

Телефоны экстренных служб в Республике Алтай

Пожарная: 01
Полиция: 02
Скорая помощь: 03
Аварийно - диспетчерская служба газа: 04
Аварийно - диспетчерская служба Горэлектросети: 05
МЧС:  2-37-58
Управление ФСБ РФ по Республике Алтай: 2-21-60


Единый экстренный канал помощи:
Для любых операторов мобильной связи 112
МТС 112
Билайн 002
Мегафон 02 (или 020)
Скайлинк 02
Tele2 Россия 020
НСС 02 (или 020)
Сотел 112
ETK 112